11.04.2013 Известия Большой театр выиграл спор у спекулянтов
По мнению экспертов BrandLab, Большому театру нужно зарегистрировать товарный знак Bolshoi
Театр через суд добился использования домена bolshoi.me, но эксперты утверждают, что война с перекупщиками еще не закончена

Арбитражный суд Москвы на днях удовлетворил иск Большого театра к компании ООО «Снабсервис». Главный театр страны требовал запретить ответчику использовать принадлежащий ему домен bolshoi.me, на котором велась продажа билетов в театр, причем их стоимость была в несколько раз выше официальных.

— Подать в суд за спекуляцию билетами мы не можем, поэтому мы потребовали финансовую компенсацию у создателей сайта bolshoi.me, — рассказала «Известиям» пресс-секретарь ФГБУ культуры «Государственный академический Большой театр России» Катерина Новикова. — 5 млн рублей — это максимальная компенсация, предусмотренная законом за использование торговой марки. Например, такую же сумму в год платит нам ресторан «Большой» за использование нашего названия.

Арбитражный суд Москвы удовлетворил требования Большого театра частично: арбитраж запретил компании «Снабсервис» использовать домен bolshoi.me, а также взыскал с компании компенсацию в размере 200 тыс. рублей. В решении суд указал, что название сайта перекупщиков сходно до степени смешения с товарным знаком Большого театра (Bolshoi). Кроме того, на ресурсе спекулянтов использовались эмблемы и сведения о театре, что вводило в заблуждение граждан: можно было сделать вывод о том, что билеты по завышенным ценам распространяются от имени Большого театра и при его непосредственном участии, что не соответствует действительности, говорится в судебном акте.

Однако эксперты, опрошенные «Известиями», утверждают, что война со спекулянтами еще не закончена. По словам исполнительного директора Фонда содействия развитию технологий и инфраструктуры интернета Матвея Алексеева, перекупщики могут зарегистрировать новые домены с использованием слова bolshoi — в других доменных зонах. Например, сейчас свободен домен bolshoi.su, его стоимость оценивается в 570 рублей. Или же спекулянты могут создать сайт с видоизмененным названием — к примеру, bolshoy. Алексеев отмечает, что процедура регистрации домена проходит достаточно оперативно: «В ряде случаев на это уходит не более 15 минут».

Управляющий партнер BrandLab Александр Еременко отмечает, что Большому театру нужно зарегистрировать товарный знак Bolshoi по Мадридскому соглашению, которое охватывает более 100 стран: так можно предупредить его использование пиратами. По словам эксперта, слово «большой» является общеупотребимым только в России, где у театра уже есть соответствующий товарный знак. В других странах слово Bolshoi можно без проблем зарегистрировать, говорит Еременко, и это сделать необходимо, потому что театр является главным брендом России за рубежом.

Председатель общественной организации «Офицеры России» Антон Цветков, возглавлявший рабочую группу по общественному контролю и усовершенствованию системы распространения билетов в Большой театр, отмечает, что к уголовной ответственности спекулянтов привлечь невозможно.

— Соответствующей статьи в УК РФ просто не существует. Для возбуждения дела за незаконное предпринимательство размера причиненного спекулянтами вреда недостаточно, — рассказал «Известиям» Цветков. — Ответственность кассиров, которые им выдают билеты, — максимум дисциплинарная. В борьбе с перекупщиками помогло бы введение административной ответственности за спекуляцию билетами в государственные учреждения культуры.

Проблема спекуляции билетами в Большой театр существовала еще в советские времена. Генерал-лейтенант милиции Александр Гуров, в конце 1980-х возглавлявший Шестое главное управление МВД СССР по борьбе с оргпреступностью, коррупцией и наркобизнесом, занимался проблемой театральных спекулянтов в Большом.

— Мы организовали негласное наблюдение и выяснили, что к спекуляции билетами причастны сотрудники театра, — говорит Александр Гуров. — Тогда излишек билетов образовывался следующим образом: партия бронировала за собой сотни, десятки бронировали министерства — и практически ничего из этого не выкупалось. Вот сотрудники и организовали бизнес.

Сейчас, по мнению экспертов, спекулянты действуют открыто, нередко с ведома и при непосредственном участии руководства театров.

Возврат к списку

Говорим и показываем